Надзорная жалоба председателю Верховного суда – финал защиты.

Председателю Верховного Суда РФ
В.М. Лебедеву
———-——————————————————-
121260, г. Москва, ул. Поварская, д.15.

от И******* Г****** Л******** ,
**.**.**** г.р., уроженца г.********,
осужденного по ст.111 ч.4 УК РФ
приговором ********** районного
суда г.******** от **.**.**** года,
содержащегося в ФКУ ИК-** УФСИН
России по республике Хакасия,
адрес: 655017, Республика Хакасия,
г.Абакан, квартал Молодежный **.

Защитник: Адвокат К******** В*** О******,
регистрационный № **/1905 в реестре
адвокатов г.Москвы, удостоверение
№ *****, Адвокатский кабинет
К******** В.О. № **/*-**** в реестре
Адвокатских Образований г.Москва,
125284, г.Москва, ул.Б***** *** – *,
+7 (925) ***-**-**;

На Приговор ********** районного
Суда г.******** от **.**.**** года по
делу №*-*/***

На Апелляционное определение
Судебной коллегии ***********
областного суда от **.**.**** года по
делу №*-***

На Постановление Судьи ************
областного Суда от *.**.**** года по
делу №**-*****

На Постановление Судьи Верховного
Суда РФ от **.**.**** года по
делу №**-***-**

Приговором ******* районного Суда г.******* от *.**.**** года И. осужден: по ст.239 ч.1 УК РФ (в редакции ФЗ от 27.12.2009 года) к штрафу в размере 130 000 рублей; по ст.111 ч.4 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно; срок наказания постановлено исчислять с **.**.**** года, в срок наказания зачтено время заключения под стражей с **.**.**** года по **.**.**** года. (Приложение №1)
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам *********** областного Суда от **.**.**** года указанный Приговор в отношении И. был изменен: из описательно-мотивировочной части было исключено указание Суда в качестве доказательств на протокол допроса З. от **.**.**** года, протоколы опроса Б. и В., объяснения Ш. и М.. Кроме того, Е. был освобожден от наказания, назначенного по ст.239 ч.1 УК РФ (в редакции ФЗ от 27.12.2009 года), за истечением сроков давности на основании ст.302 п.8 УПК РФ. (Приложение №2)
Постановлением Судьи ********* областного Суда К. от **.**.**** года отказано в передаче кассационной жалобы о пересмотре вышеуказанных судебных актов в защиту осужденного Н. для рассмотрения в судебном заседании Суда кассационной инстанции. (Приложение №3)
Постановлением Судьи Верховного Суда РФ З. от **.**.**** года отказано в передаче кассационной жалобы о пересмотре вышеуказанных судебных актов в защиту осужденного О. для рассмотрения в судебном заседании Суда кассационной инстанции. (Приложение №4)

В соответствии со ст.412.9 УПК РФ, основаниями отмены или изменения Приговора, Определения или Постановления Суда в порядке надзора являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального законов, повлиявшие на исход дела.
В данном деле Судами допущены существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, которые повлияли на исход дела: законность Приговора, квалификацию действий Л. и размер срока наказания:

1. При вынесении Приговора существенно нарушены нормы ст.5, 8 УК РФ, ст.14, 15 УПК РФ. Фактически, как не была установлена, так и не установлена причина смерти человека, чьи останки обнаружены. В составе вмененного У. преступления, ст.111 ч.4 УК РФ, причинно-следственная связь между действиями осужденного и наступившей смертью подменена предположением о причине смерти и объективным вменением – констатацией факта смерти. Существенность нарушений указанных норм подчеркнута в Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года No55 “О судебном Приговоре”, п.17.: « … В силу принципа презумпции невиновности обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.), толкуются в пользу подсудимого … ».

Суд в Приговоре указал: « … Вина подсудимых подтверждается также письменными материалами дела, исследованными Судом. Заключением эксперта No*** \т.* л.д. *\.
Актами судебно-медицинского исследования \т.* л.д. ***\ установлено, что причина смерти неизвестного человека не установлена в виду скелетирования его трупа …
… В виду скелетирования трупа не представляется возможным установить давность образования вышеописанных переломов, причинную связь с наступлением смерти и квалифицировать их по тяжести вреда здоровью.»
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист **, стр.**)

Суд, не имея фактически установленных тяжести телесных повреждений и причины смерти, при допросе судебно-медицинского эксперта П. путем наводящих вопросов стороны обвинения добился предположений о возможной причине смерти потерпевшего в виде причинения тяжелого вреда здоровью по признаку опасности для жизни: «Однако при условии прижизненности данных переломов ребер может наступить угрожающее для жизни состояние (острая дыхательная недостаточность, жировая эмболия, шок тяжелой степени), которое может привести к смерти. В таком случае эти переломы будут квалифицироваться как тяжелый вред здоровью по признаку опасности для жизни».
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

Ни кем и ни чем не установлено, что у обнаруженных останков неполного скелета человека имелись прижизненные переломы ребер, вызвавшие острую почечную недостаточность, асфиксию, травматический шок, которые привели к смерти.
Однако Суд безоговорочно принимает предположение и закладывает его в обвинительный Приговор.
О каких тяжких телесных повреждений, повлекших смерть по неосторожности (ч.4 ст.111 УК РФ) идет речь, если не установлено при жизни или или нет причинены эти повреждения? Даже если и были нанесены удары палкой человеку, чьи останки обнаружены, то содеянное не должно квалифицироваться иначе как по ст.116 УК РФ – побои, так как не установлена причинно-следственная связь между действиями осужденного и посмертно – прижизненными (посмертность или прижизненность переломов не установлена!!!), неопределенно – тяжкими (тяжесть переломов не установлена!!!) телесными повреждениями неустановленно – повлекшими (причинная связь с наступлением смерти не установлена!!!) опасное для жизни и здоровья состояние, которое может привести к смерти. В таком случае эти переломы будут квалифицироваться как тяжелый вред здоровью по признаку опасности для жизни смерть человека.

Сторона защиты в 1-ой инстанции, апелляции и кассации уже неоднократно указывала, что такой вывод Суда на основе актов исследований, экспертиз и допроса эксперта Т. принципиально не соответствует нормам Приложения к Приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 года №194н «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», п.15. – Возникновение угрожающего жизни состояния должно быть непосредственно связано с причинением вреда здоровью, опасного для жизни человека, причем эта связь не может носить случайный характер.
Согласно п.п.7-7.1, консолидированные переломы ребер, не осложнённые, квалифицируются как вред здоровью средней тяжести по признаку длительности расстройства здоровья (временная нетрудоспособность свыше 21 дня).
Да и сам Суд в Приговоре однозначно указывает: « … не представляется возможным установить давность образования вышеописанных переломов, причинную связь с наступлением смерти и квалифицировать их по тяжести вреда здоровью … »
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист **, стр.*, *-ой абзац сверху)

Вышеизложенные факты не позволяют квалифицировать деяние по ст.111 ч.4 УК РФ.

В результате Суд указал в приговоре причину смерти и квалификацию содеянного основанную на трех, вытекающих одно из другого, предположениях. При этом Суд упустил, что в соответствии с ч.4 ст.302 УПК РФ обвинительный Приговор не может быть основан на предположениях, а все сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого.
Таким образом, даже если событие, вменяемое Ф. по нанесению ударов С. имело место, то Суд не должен был квалифицировать его действия по ст.111 ч.4 УК РФ, поскольку прижизненность и тяжесть переломов ребер потерпевшего не установлена ни экспертом, ни следствием, ни государственным обвинителем, ни Судом, а, следовательно, не установлено наступление угрожающего для жизни состояния (острая дыхательная недостаточность, жировая эмболия, шок тяжелой степени), которое может привести к смерти. А при обвинении основанном на предположении эксперта, стороны обвинения и Суда удары не должны квалифицироваться как тяжелый вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Суд в обжалуемом приговоре также указал: «Вина подсудимых подтверждается также письменными материалами дела, исследованными судом.
Сообщением ГУЗ КОКПБ \т.* л.д. *\ Р. на диспансерном наблюдении в ГУЗ КОКПБ не состоит. Находился на стационарном лечении в **** году с диагнозом: «органическое заболевание ЦНС. симптоматическая эпилепсия». Сообщением МУ ЦСАН г. *****\т.* л.д. *\ установлено, что О. обращался в центр социальной защиты населения с **.**.***г. по **.*.****г. – направлялся в психиатрическую больницу в ****г.
Из медицинских документов \т.* л.д. **\ следует, что потерпевший В. находился на лечении в ******* областной психиатрической больнице с диагнозом «органическое заболевание центральной нервной системы», симптоматическая эпилепсия.
Медицинским заключением врача эпилептолога П. \т.* л.д. ***\ установлено, что В., имел органическое заболевание ЦНС, что могло привести к стойкой декомпенсации заболевания, сопровождающейся стойким и прогрессирующим нарушением интеллекта, памяти, концентрации внимания; возможным факторам травматизма, внезапных падений, остановки дыхания; учащению припадков до серийности или возможному развитию эпилептического статуса, с отеком головного мозга и возможным летальным исходом.»
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр. ***)

Однако, несмотря на заключение врача эпилептолога В. – Суд отметил в приговоре, «что считает несостоятельным довод защиты о том, что смерть С. могла быть спровоцирована его заболеванием – эпилепсия … поскольку медицинское заключение врача эпилептолога В., основанное на представленной медицинской карте истории болезни А., без его участия, носит предположительный характер (ПРОШУ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ИЗБИРАТЕЛЬНОСТЬ СУДА: ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ СТОРОНЫ ОБВИНЕНИЯ О ПРИЧИНЕ СМЕРТИ И ТЯЖЕСТИ ПОВРЕЖДЕНИЙ БЕЗОГОВОРОЧНО ПОЛОЖЕНО В ОСНОВУ ПРИГОВОРА, А К ЗАКЛЮЧЕНИЮ СПЕЦИАЛИСТА СО СТОРОНЫ ЗАЩИТЫ ПРИМЕНЕНЫ ТРЕБОВАНИЯ КАК К ЗАКЛЮЧЕНИЮ ЭКСПЕРТА, ВЫВОДЫ СПЕЦИАЛИСТА СУДОМ НАЗВАНЫ ПРЕДПОЛОЖЕНИЕМ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ОТКЛОНЕНО), основано на уровне рассуждений о возможных причинах смерти, контингента больных с диагнозом, аналогичным заболеванию С.
Кроме того, заключение врача эпилептолога Н. не соответствуют требованиям, предусмотренным ст.204 УПК РФ, предъявляемым к экспертному заключению».
            (Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

С вышеизложенной позицией не представляется возможным согласиться по следующим основаниям:

По какой-то непонятной причине медицинские документы А. не использовались при проведении судебных экспертиз и исследований обнаруженных останков человека. Сторона обвинения имела возможность исследовать обнаруженные останки и медицинские документы, но не исследовала документы. Сторона защиты была бы рада исследовать и то и другое, но к сожалению принципиально лишена возможности исследовать обнаруженные останки.
По результатам исследований, судебных экспертиз и допроса эксперта Г. Суд закладывает в Приговор причину смерти основанную на трех, вытекающих одно из другого предположениях.
По результатам исследования медицинских документов В. врач-эпилептолог Н. устанавливает причину смерти. Суд это отклоняет как предположение.
Врач эпилептолог В. готова была подтвердить результаты исследования при допросе, но Суд отказал в удовлетворении ходатайства защиты.

Возможность наступления внезапной смерти от эпилепсии установлена и указана Судом в Приговоре: «Специалист Т. суду пояснила, … Человек может внезапно умереть от эпилепсии … »
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист **, стр.*)

На одной чаше весов Суда тройное предположение эксперта, стороны обвинения и Суда о причине смерти, вытекающее одно из другого. На другой, обоснованная медицинскими документами версия стороны защиты, даже подтвержденная Судом в Приговоре. Простые и очевидные принципы равенства и состязательности сторон не позволяют согласиться с выводами Суда. Очевидно, что грубо нарушены ст. 14 УПК РФ – Презумпция невиновности (Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях), ст. 15 УПК РФ – Состязательность сторон (Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, Стороны обвинения и защиты равноправны перед Судом).
Утверждение Суда, что: «заключение врача эпилептолога В. не соответствуют требованиям, предусмотренным ст.204 УПК РФ, предъявляемым к экспертному заключению» – очевидно не основано на нормах права.
Заключение врача эпилептолога Н. является заключением специалиста. В соответствии с ч.3, 4 ст.80 УПК РФ заключение специалиста – представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Показания специалиста – сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями статей 53, 168 и 271 настоящего Кодекса.
Данное заключение специалиста не является заключением эксперта, защита никогда этого не утверждала. Поэтому вывод Суда, что заключение должно соответствовать требованиям ст.204 УПК РФ не соответствует фактически установленным обстоятельствам.
Применение требований ст. 204 УПК РФ к заключению специалиста Прозоровой Н.В. является нарушением ст. 389.15 УПК РФ – Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке, 389.16 УПК РФ – Несоответствие выводов Суда, изложенных в Приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. То есть в апелляционной инстанции Приговор должен быть изменен или отменен.

Виновность Ж. в причинении смерти потерпевшему по неосторожности установлена Судом на основе предположения эксперта и стороны обвинения. Не установлена причинно-следственная связь между действиями осужденного и смертью потерпевшего. На лицо объективное вменение, что грубо нарушает ст.5 УПК РФ – Принцип вины:
1. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.
2. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Ст.8 УК РФ – Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

Отсутствие причинно-следственной связи между действиями осужденного и наступлением смерти ни как не может говорить о наличии в действиях Э. всех признаков состава преступления ст.111 ч.4 УК РФ.

Данное обстоятельство Судами не принято во внимание.

2. Суд 1-ой инстанции, достоверно установив в Приговоре наличие в действиях Х. смягчающего обстоятельства, предусмотренного ст.61, ч.1, п.«з» УК РФ – противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления – (кража В. вверенного ему Л. имущества), не применил нормы ст.61, ч.1, п.«з» УК РФ, ст.73, ч.1, п.2,6 УПК РФ, что нарушает нормы ст.389.15, 389.16 УПК РФ и является существенным нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона.
В соответствии со ст.73 ч.1 УПК РФ в числе всех обстоятельств по делу подлежит доказыванию п.2 – мотив совершенного преступления, п.6 – смягчающие обстоятельства.
Суд в приговоре указал: « … в один из дней, в период с ** **** **** года по ** *** **** года, в вечернее время, И., находясь в помещении спортивного зала ******* филиала ***** «*********», расположенного по адресу: г.*****, ул.********, действуя умышленно, на почве личных неприязненных отношений, с целью причинения тяжкого вреда здоровью А., опасного для жизни человека, умышленно нанес В. не менее * ударов … »
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

Судом фактически установлено и неоднократно указано в Приговоре, что неприязненные отношения Л. к А. сложились по причине кражи поросят совершенной С..

«Свидетель Ю. суду пояснил, … А. избивал А. за то, что он похитил поросят из свинарника …»
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

«Свидетель С. пояснил, … В один из дней ***** **** года из свинарника пропали поросята …»
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

«Свидетель А. пояснил, … В ходе разговора В. пояснил, что он действительно похитил поросят и продал их … Л. узнал, о том, что В. похищает свиней и продает их, по этой причине И. избил В..»
( Приложение №1 – Суда, лист *, стр.*)

Суд в описательной части Приговора установил: « … Так, в **** году И., в качестве воспитательной меры, избил М. за воровство поросят …»
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист **, стр.*)

Других причин возникновения неприязненных отношений А. к А. в деле нет. В Приговоре фактически установлено наличие в действиях И. смягчающего обстоятельства, предусмотренного ст.61 ч.1 п.«з» УК РФ – противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления – кража С. вверенных ему Л. поросят.

При определении размера наказания это смягчающее обстоятельство не было учтено.

3. Судом 1-ой инстанции, в Приговоре, достоверно установлено наличие между Ю., А. и Л. фактов неприязненных отношений – причин оговора. Однако Суд делает парадоксальный вывод об отсутствии (!?) неприязненных отношений. Это является существенным нарушением уголовного и уголовно – процессуального закона, а именно норм ст. 389.15 УПК РФ – Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке, 389.16 УПК РФ – Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

По Приговору основные свидетели обвинения А. и А.. Суд указал, что « … не усматривает оснований у В. и Б. оговаривать И.. Судом не установлено каких-либо неприязненных отношений между Б, У и М … ».
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист **, стр.*)

Данный вывод Суда не соответствует фактически установленным обстоятельствам. Наличие неприязненных отношений установлено самим Судом в Приговоре:

«Свидетель А. суду пояснил, … Так, В. избили за то, что он употребил спиртное.»
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

«Он (В.) употреблял наркотики в центре и его выгнали из «*********», точнее отодвинули от себя и он ушел.»
(протокол судебного заседания от **.**.**; л.д. *, том *)

«Свидетель С. \т. * л.д. *; т.* л.д.*; т.* л.д. *; т.* л.д. *\ пояснил, В г.**** он пробыл некоторое время, потом сказал по телефону И., что хочет уйти домой. После чего приехал мужчина по прозвищу «Д» – начальник **** у Л., сам Л. и другие лица. Они стали его избивать. Его избивали за то, что он хотел уйти, а также за то, что когда они приехали, он находился в состоянии алкогольного опьянения.»
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

Таким образом Судом в Приговоре установлено наличие между А., С. и И. фактов неприязненных отношений – причин оговора.

Данное обстоятельство Судами не принято во внимание.

4. Судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела были допущены грубые нарушения фундаментальных норм ст.1 УПК РФ. Применив нормы ч.4 ст.271 УПК РФ вопреки конституционно-правовому смыслу, отказал защите в допросе основного свидетеля, что существенно повлияло на законность, обоснованность и справедливость Приговора.

Суд в Приговоре указал, что вина Л. в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, подтверждается показаниями свидетеля С., оглашенными в судебном заседании.
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

В Суде апелляционной инстанции защитой и заявлено ходатайство о допросе свидетеля А., который находился в здании суда (!!!), по выяснению обстоятельств, устранению противоречий и сомнений. Согласно показаниям единственного свидетеля обвинения Ю. – А. являлся свидетелем нанесения А. В. ударов и участвовал в захоронении последнего.
При оглашении показаний А. в суде 1-ой инстанции были нарушены права Л. на участие в допросе свидетеля, не устранены противоречия между показаниями свидетелей и другими доказательствами. Однако, судебная коллегия в нарушение ч.4 ст.271 УПК РФ в удовлетворении ходатайств о непосредственном допросе свидетеля С. (явившегося для допроса в суд!!!) необоснованно отказала, сославшись на то, что исследовала его показания, оглашенные в Суде 1-ой инстанции. Приобщить протокол адвокатского опроса А., в котором опрашиваемый полностью отрицает показания данные на предварительном следствии и оглашенные в Суде 1-ой инстанции, к материалам дела в качестве иного доказательства и дать ему оценку судебная коллегия также необоснованно отказала.
(Протокол судебного заседания от 18.09.2013, л.д. *, том *)

Предполагая, что нарушающий право на защиту А. отказ Суда допросить явившегося свидетеля С. обусловлен фундаментальным несоответствием ст.15, 240, ч.4 ст.271, ч.1, п.2 ч.2 ст.281 УПК РФ нормам Конституции РФ, защитой была подана жалоба в Конституционный Суд РФ.

Конституционный Суд в определении от ** ***** *** года No*** (Приложение №5) по жалобе в интересах Л. подтвердил полное соответствие ч.4 ст.271 УПК РФ Конституции РФ и указал: « … частью четвертой статьи 271 того же Кодекса, согласно которой суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон, поскольку названные нормы направлены исключительно на защиту прав и законных интересов участников уголовного процесса … », чем подтвердил, что ч.4 ст. 271 УПК РФ при вынесении Приговора в отношении А. применена вопреки конституционно-правовому смыслу нормы выявленному рядом решений Конституционного Суда и Определением от ** ** *** года No***. Конституционно-правовой смысл ч.4 ст.271 УПК РФ не предполагает возможности отказа в допросе свидетеля, явившегося в суд по инициативе стороны.

Конституционный Суд Российской Федерации в разъяснениях к решениям неоднократно указывал: « … Юридическим последствием решения Конституционного Суда Российской Федерации, которым выявляется конституционно-правовой смысл нормы, является прекращение ее действия (а значит, и применения) в неконституционном истолковании и, следовательно, утрата ею силы на будущее время в любом ином, расходящемся с выявленным конституционно-правовым смыслом, допускавшемся ранее понимании. Это означает, что такая норма – по общему правилу, вытекающему из частей первой и третьей статьи 79 Федерального конституционного закона, с момента вступления решения Конституционного Суда Российской Федерации в силу не должна толковаться каким-либо иным образом и применяться в каком-либо ином смысле.
Контроль за действиями правоприменителей, то есть, проверка законности и обоснованности правоприменительных решений, правильности применения и истолкования законов при разрешении конкретных дел, в том числе на предмет учета правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации в и связи с неисполнением его решений, а также восстановление прав гражданина в случае применения закона вопреки сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позиции осуществляет на основании и в порядке, установленном нормами уголовно процессуального закона (УПК Российской Федерации), в соответствии с которыми возможно обжалование всех решений, и в те вышестоящие инстанции, которые указаны этим законом, и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона, не входит … »

Вопреки позиции Конституционного Суда РФ, подтвержденной Определением от ** ** ** года No*, ни Президиум **** областного Суда, ни Судебная коллегия Верховного Суда РФ не усмотрели нарушение Судом апелляционной инстанции ч.4 ст.271 УПК РФ в части отказа в удовлетворении ходатайства стороны защиты о допросе свидетеля С. явившегося в Суд. Это безусловно повлияло на законность и обоснованность Приговора.

Конституционный Суд РФ в Определении от ** ** ** года No* по жалобе А. указал конституционно – правовой смысл ч.4 ст.271 УПК РФ. Применение нормы статьи в выявленном конституционно-правовом смысле соответствует Конституции РФ. Другое применение и понимание безусловно будет нарушать Конституцию РФ и конституционные права заявителя. При вынесении Приговора в отношении Л. ч.4 ст.271 УПК РФ применена в ином допущенном Судом понимании, расходящемся с выявленным конституционно-правовым смыслом, в каком с момента вступления в силу решения Конституционного Суда РФ не должна толковаться и применяться. Это, в соответствии со ст.413 ч.4 п.1 УПК РФ может являться новыми обстоятельствами, является существенными нарушениями уголовно и уголовно – процессуального закона и прямо нарушает положения ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»:

– ст.6. – Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации
Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

ст.79. – Юридическая сила решения
Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию.
Иные решения Конституционного Суда Российской Федерации вступают в силу со дня их принятия.
Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
Решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.
Позиция Конституционного Суда Российской Федерации относительно того, соответствует ли Конституции Российской Федерации смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе в постановлении по делу о проверке по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, или о проверке по запросу суда конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

– ст.81. – Последствия неисполнения решения
Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет ответственность, установленную федеральным законом.

Данное обстоятельство Судами не принято во внимание.

5. Судом 1-ой и апелляционной инстанции при рассмотрении дела были допущены грубые нарушения фундаментальных норм ст.14 УПК РФ. Применив нормы ст.281 УПК РФ вопреки конституционно-правовому смыслу, при наличии сомнений и противоречий, Суд взял оглашенные показания за основу обвинения, что существенно повлияло на законность, обоснованность и справедливость Приговора.

Суд в Приговоре указал: « … Показания не явившихся лиц оглашены в суде в порядке ст. 281 УПК РФ.
Суд огласил показания свидетелей В., С., Д., данные в период предварительного следствия по инициативе государственного обвинителя, без согласия стороны защиты, руководствуясь закреплением конституционным принципом уголовного судопроизводства, основанным на состязательности, обеспечив предусмотренные ст. 15 УПК РФ условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав … »
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

При оценке оглашенных показаний Суд безоговорочно положил указанные доказательства в основу обвинительного Приговора.

Конституционный Суд в определении от ** ** ** No** (Приложение №5) по жалобе в интересах И. подтвердил в части оглашения показаний полное соответствие ст.281 УПК РФ Конституции РФ. Однако указал: « … Кроме того, следует учитывать, что сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний с точки зрения их допустимости и достоверности, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны истолковываться в пользу обвиняемого (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 октября 2000 года No233-О, от 21 декабря 2000 года No291-О, от 14 октября 2004 года No326-О, от 7 декабря 2006 года No548-О, от 20 марта 2008 года No188-О-О, от 16 апреля 2009 года No440-О-О, от 13 октября 2009 года No1346-О-О, от 22 апреля 2010 года No490-О-О, от 16 декабря 2010 года No1665-О-О, от 21 декабря 2011 года No1645-О-О, от 24 сентября 2012 года No1630-О, от 25 февраля 2013 года No313-О, от 28 мая 2013 года No720-О, от 16 июля 2013 года No1137-О, от 24 октября 2013 года No1605-О и от 17 июля 2014 года No1627-О) … », подтвердив, что при оценке оглашенных в соответствии со ст.281 УПК РФ показаний Суд обязан все сомнения и неустраненные противоречия трактовать в пользу подсудимого.

При вынесении Приговора в отношении Л. оценка оглашенных в порядке ст.281 УПК РФ показаний свидетелей С., Ч., Л. произведена вопреки нормам ст.49 Конституции РФ и конституционно – правовому смыслу норм ст.281 УПК РФ, выявленному рядом решений Конституционного Суда РФ и подтвержденному Определением от ** ** * года No*.

Конституционный Суд Российской Федерации ранее в своих разъяснениях к решениям неоднократно указывал: « … Юридическим последствием решения Конституционного Суда Российской Федерации, которым выявляется конституционно-правовой смысл нормы, является прекращение ее действия (а значит, и применения) в неконституционном истолковании и, следовательно, утрата ею силы на будущее время в любом ином, расходящемся с выявленным конституционно-правовым смыслом, допускавшемся ранее понимании. Это означает, что такая норма – по общему правилу, вытекающему из частей первой и третьей статьи 79 Федерального конституционного закона, с момента вступления решения Конституционного Суда Российской Федерации в силу не должна толковаться каким-либо иным образом и применяться в каком-либо ином смысле.
Контроль за действиями правоприменителей, то есть, проверка законности и обоснованности правоприменительных решений, правильности применения и истолкования законов при разрешении конкретных дел, в том числе на предмет учета правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации в и связи с неисполнением его решений, а также восстановление прав гражданина в случае применения закона вопреки сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позиции осуществляет на основании и в порядке, установленном нормами уголовно процессуального закона (УПК Российской Федерации), в соответствии с которыми возможно обжалование всех решений, и в те вышестоящие инстанции, которые указаны этим законом, и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона, не входит … »

В результате исследования Судами 1-ой и апелляционной инстанций оглашенных показаний свидетелей В., Ч., Л. и проверки законности Приговора кассационными инстанциями, как не были устранены, так и не устранены противоречия между показаниями:

Свидетелей С. (Приложение №1 – Приговор, лист *, стр.*) – Ю. (Приложение №1 – Приговор, лист *, стр.*)

Свидетелей Ч. ( Приложение №1 – , лист *, стр.*) – А. (Приложение №1 – Приговор, лист *, стр.*)

Свидетелей В. (Приложение №1 – Приговор, лист *, стр.*) – Ч. (Приложение №1 – Приговор, лист *, стр.*)

Свидетелей С. (Приложение №1 – Приговор, лист *, стр.*) – Т. (Приложение №1 – Приговор, лист *, стр.*)

Свидетеля Д. (Приложение №1 – Приговор, лист *, стр.*) – подсудимого О. (Приложение №1 – Приговор, лист *, стр.*)

В нарушении ст.14 УПК РФ, ст.49 Конституции РФ сомнительные показания полученные и оцененные вопреки конституционно-правовому смыслу ст.281 УПК РФ положены в основу обвинения, а не истолкованы в пользу подсудимого И. Это безусловно повлияло на законность Приговора, квалификацию действий Л. и размер срока наказания.

Данное обстоятельство Судами не принято во внимание.

6. Судами 1-ой и апелляционной инстанции при рассмотрении дела были допущены грубые нарушения фундаментальных норм ст.1 УПК РФ, применив нормы ст.74 ч.2 п.3-3.1, 80, 204 УПК РФ вопреки конституционно-правовому смыслу. Защите было отказано приобщить в качестве доказательств заключения специалистов, допросить специалистов в качестве свидетелей, оценить заключения и допросы специалистов равными заключениям и допросам экспертов доказательствами, что существенно повлияло на законность, обоснованность и справедливость Приговора.

Суд в Приговоре указал: « … Вина подсудимых подтверждается также письменными материалами дела, исследованными Судом.
Заключением эксперта № * \т.* л.д. *\ …
Актами судебно-медицинского исследования \т.* л.д. *\ …
Заключением эксперта \т.* л.д. *\ … »
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

Представленные стороной обвинения экспертизы и исследования имели ряд неустраненных сомнений в виновности Л. по ст.111 ч.4 УК РФ и противоречий. Для установлении обстоятельств виновности или невиновности, устранения сомнений и противоречий, защитой в соответствии со ст.74 ч.2 п.3.1, ст.80 ч.3, ч.4 УПК РФ были направлены запросы в экспертные учреждения для получения заключения специалистов.

Защитой в Суде 1-ой инстанции были получены и предоставлены заключения следующих специалистов:

1). Заключение специалиста «*****» П., имеющего высшее медицинское образование, ученую степень кандидата биологических наук, специальность медик-криминалист, свидетельство №* от **.**.** года о предоставлении права производства габитологических экспертиз по отождествлению личности по чертам внешности, стаж экспертной работы по специальности * лет, по вопросам: соответствует ли требованиям методики судебной медико-криминалистической экспертизы заключение эксперта по идентификации черепа и фотокарточки В., обоснованы ли выводы?
Вывод: заключение эксперта выполнено на невысоком профессиональном уровне, не отвечает полноте и всесторонности исследования, содержит ряд существенных методических нарушений, а полученные выводы вызывают сомнения в их достоверности и обоснованности.

Суд 1-ой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства защиты о приобщении заключения специалиста П. в качестве доказательства.
(л.д. *, том *; Протокол судебного заседания от **.**.**, л.д. *, том *)

Суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении ходатайства защиты о приобщении заключения специалиста О. в качестве доказательства.
(л.д. *, том *; Протокол судебного заседания от *.*.*, л.д. *, том *)

2). Заключение специалистов ЦЭЗ «*****» А. – преподаватель кафедры судебной медицины ММУ им.Сеченова, врач высшей квалификационной категории по специализации судебная медицина, преподаватель кафедры судебной медицины ММУ им.Сеченова, стаж * год, и И. – врач судебно – медицинский эксперт высшей категории, доктор медицинских наук, доцент кафедры судебной медицины ММУ им.Сеченова, стаж * лет, с * года работает на кафедре, с * по * год возглавлял ***** областное бюро СМЭ.
Вывод: принадлежность скелетированного трупа и черепа именно потерпевшему А. исключена. При обнаружении останков не было полного скелета человека, имеется костный набор, состоящий из отдельных костей. Необходимо было определить генетическое тождество останков, являются ли они костями одного человека или принадлежат разным людям. Если эксперт сталкивается с каким-то несоответствием, например, возрастным несоответствием, он должен приостановить экспертизу и поставить перед следователем вопрос о необходимости дополнительного исследования с целью определения идентичности принадлежности останков одному объекту. Изъятые кости могли принадлежать не одному человеку. При проведении идентификации черепа и фотографии А. для категоричного вывода недостаточно одного фотоснимка (анфас), должно быть минимум 3 фотографии, категоричный вывод эксперта достаточно сомнителен. При проведении молекулярно-геномной экспертизы исследовались не все объекты (образцы крови, представленные на исследование) и при определении вероятности происхождения берцовой кости от В. не посчитан процент совпадений. Выводы эксперта подлежат сомнению.
(л.д. *, том *)

Допрошенный в суде 1-ой инстанции специалист А. показал, что в соответствии с п.п.84.11, 84.11-5, 84.11-7 приказа Министерства здравоохранения и социального развития от 12.12.2010 года № 346н: обнаружение тождества исследуемых участков ДНК не влечет безусловный вывод о происхождении сравниваемых объектов, после качественного анализа необходимо проводить количественный, и выводить погрешность, при обнаружении высокой вероятности можно говорить, что сравниваемые образцы являются родственными, выводы молекулярно-генетической экспертизы сомнительны.
(Протокол судебного заседания от *.*.*; л.д.*, том *)

Однако, суд не принял во внимание вышеуказанное заключение специалистов ЦЭЗ «****» А. и Д. В приговоре указано: «Суд считает, что заключения специалистов А. и Д. являются частным мнением и частной оценкой работы экспертов».
(Приложение №1 – Приговор суда, лист *, стр. *)

В Суде апелляционной инстанции защитой получены и представлены заключения следующих специалистов:

3). Заключение специалиста В. – государственный судебно-медицинский эксперт, заведующий отделением медицинской криминалистики ОБУЗ «Бюро СМЭ ***** области», высшее медицинское образование, специальная подготовка по судебно-медицинской экспертизе, высшая квалификационная категория, стаж свыше *** лет.
Вывод: В заключении эксперта ЭКЦ МВД РФ по ***** области И. отчетливо видно, что расставлены парные (на черепе и фото головы) точки в углах глаз (отмеченные квадратами), которые не совпадают между собой по стандартам фотосовмещения. Размечены по одной точке в области ушей (отмечены кругами) вообще не имеющие парных точек. Не совпадают контуры носа. Толщина мягких тканей в области подбородка (отмечено прямоугольником) не соответствует проекционному соотношению контуров на изображениях головы и черепа в этом месте.
Фактически экспертом ЭКЦ МВД РФ по ******* области И. размечено всего 4 константные точки (в углах глаз) из рекомендованных 16-ти, которые при этом не совпадают между собой. Имеется также несоответствие и несовпадение контуров носа и подбородка. Эксперт должна была разметить по 16 рекомендованных константных точек, как на черепе, так и на фотоизображении головы С. Рекомендованные контуры размечены, однако не совпадают в вышеуказанных областях.
Специалист обращает внимание, что программа «TADD» автоматически создает протокол исследования, в котором отражаются выявленные сходства и различия. Данного протокола в заключении эксперта ЭКЦ МВД РФ по ***** области И. нет.
Фактически экспертом получен ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ результат фотосовмещения черепа и фотографии головы В.. Также, специалист обратил внимание на следующее обстоятельство:
При выполнении экспертизы по идентификации черепа и фотоснимка на верхней челюсти исследуемого черепа появился новый «дополнительный» зуб.
В заключении эксперта ЭКЦ МВД РФ по ****** области Б. в зубной формуле указано наличие 3-го зуба (клыка) на верхней челюсти справа. Однако, предшествующие эксперты, исследовавшие ранее якобы тот же череп после изъятия на кладбище (врачи судебно-медицинские эксперты ****** областного Бюро СМЭ **** и ****) в своих исследованиях указывают отсутствие 3-го зуба (клыка) на верхней челюсти справа, описана лунка. Данные подтверждены текстом акта судебно-медицинского исследования, заключения эксперта судебно-медицинской экспертизы костных останков трупа неизвестного человека, прилагаемыми фоторисунками и фототаблицами, на которых отображен череп и зубочелюстной аппарат черепа.
В заключении эксперта отсутствуют сведения, что она вставляла (протезировала) какие-либо зубы. Принимая во внимание, что у черепов зубы не растут !!!, имеются достаточные основания полагать, что эксперт при телефотосовмещении черепа с фотокарточкой В. исследовала другой череп, а не обнаруженный на кладбище.
Выводы специалист В. подтвердил при допросе в судебном заседании суда апелляционной инстанции.
(Протокол судебного заседания от *.*.*, л.д. *, том *)

Суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении ходатайства защиты о приобщении заключения специалиста В.. По фактам изложенным В. при допросе Суд указал: «Пояснения специалиста В. в Суде апелляционной инстанции, на которые ссылается сторона защиты, не дают оснований сомневаться судебной коллегии в оценке Суда первой инстанции о законности и обоснованности заключения медико-криминалистической экспертизы №*, данного экспертом И … »
(Приложение №2 – Апелляционное определение .* г., лист *, стр. *)

4). Заключение специалиста И. – заместитель директора по высокотехнологичным исследованиям ФГБУ РЦСМЭ МИНЗДРАВА РФ, профессор, доктор биологических наук, лауреат Государственной премии РФ.
Вывод: в заключении эксперта №* электрофореграммы напечатаны в черно-белом формате. Однако, оригинальные электрофореграммы, получаемые на генетическом анализаторе ABI 3130, модель указана в заключении эксперта ЭКЦ МВД РФ, – обязательно четырехцветные. Это принципиально важный вопрос, поскольку в черно-белом формате не представляется возможным провести контрольную адресацию пиков конкретным буквам минотипа и оценить достоверность выполненного анализа и правильность установленного минотипа.
На двух электрофореграммах непосредственно в тех местах, где находятся идентифицирующие нуклеотидные замены (позиции 315.1С и 16294Т, вообще отсутствует графическая составляющая. Никаких линий нет. Есть только буквы минотипа. Получается, что эти части графиков были экспертом удалены.
Эксперт ЭКЦ МВД Л. ограничился расплывчатой формулировкой « … кость вероятно происходит от родственника И. … » и при этом он не рассчитал эту саму вероятность.
Таким образом, значимость вывода экспертизы о возможном происхождении останков от В. неочевидна, но зато очевидна неполнота экспертного исследования.
(л.д.*, том *)

Суд отказал защите в удовлетворении ходатайств о приобщении заключения специалиста Л. в качестве доказательства и о допросе П. в качестве свидетеля с использованием видеоконференцсвязи.
(л.д. *, том *; Протокол судебного заседания от *.*, л.д.*, том *)

5). Суд в Приговоре указал: «Из медицинских документов (т.*, л.д. *) следует, что потерпевший А. находился на лечении в ***** областной психиатрической больнице с диагнозом «органическое заболевание центральной нервной системы», симптоматическая эпилепсия.
Медицинским заключением врача эпилептолога Н. (т.*, л.д.*) установлено, что В. имел органическое заболевание ЦНС, что могло привести к стойкой декомпенсации заболевания, сопровождающейся стойким и прогрессирующим нарушением интеллекта, памяти, концентрации внимания; возможным факторам травматизма, внезапных падений, остановки дыхания; учащению припадков до серийности или возможному развитию эпилептического статуса, с отеком головного мозга и возможным летальным исходом».
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр. *)

Далее Суд оценил заключение специалиста В. и указал в Приговоре: « … что считает несостоятельным довод защиты о том, что смерть С. могла быть спровоцирована его заболеванием – эпилепсия … поскольку медицинское заключение врача эпилептолога П., основанное на представленной медицинской карте истории болезни А., без его участия, носит предположительный характер, основано на уровне рассуждений о возможных причинах смерти, контингента больных с диагнозом, аналогичным заболеванию С … ».
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

Суд отказал в удовлетворении ходатайства защиты о допросе Н. в качестве свидетеля, указав: « … к материалам дела приобщено заключение В., оснований для вызова и допроса нет … ».
(Протокол судебного заседания от *.*.*; л.д. *, том *)

Далее Суд указал: « … заключение врача эпилептолога В. не соответствуют требованиям, предусмотренным ст.204 УПК РФ, предъявляемым к экспертному заключению … ».
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

Заключение специалиста В. получено защитой на основании адвокатского запроса в соотвествии со ст.74 ч.2 п.3.1, ст.80 ч.3, ст.86 ч.3 УПК РФ. Заключение не является заключением эксперта, защита никогда этого не утверждала. Очевидно, требования ст.204 УПК РФ к нему не должны применяться.
В соответствии с ч. 3, 4 ст.80 УПК РФ заключение специалиста – представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Показания специалиста – сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями ст.53, 168 и 271 настоящего Кодекса.
Суд не принял во внимание указание специалиста В. на причину смерти В. от эпилепсии и даже не исследовал полностью заключение специалиста, а также отказал защите в допросе специалиста Н. Апелляционная и кассационные инстанции не приняли вышеуказанные доводы во внимание.

Уголовно-процессуальный закон не отдает какого-либо предпочтения одному виду доказательств перед другими. Согласно п.п. 3 и 3.1 ч.2 ст.74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются как заключение и показания эксперта, так и заключение и показания специалиста. Суд отдал предпочтение заключениям экспертов. Однако, в соответствии с п.20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 года №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» следует, обратить внимание Судов на то, что заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и, так же как заключение и показания эксперта в Суде, являются доказательствами по делу (ч.2 ст.74 УПК РФ). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами.
Суды абсолютно не приняли во внимание, что заключения специалистов полностью опровергают выводы экспертов по идентификации личности посредством фотосовмещения черепа с фотоснимком и по исследованию ДНК.
Более того, Суд отказался рассматривать в качестве доказательства заключение специалиста – врача эпилептолога В., поскольку оно не соответствуют требованиям, предусмотренных ст.204 УПК РФ, предъявляемым к экспертному заключению.

Предполагая, что нарушающий право на защиту Л. отказ Судов приобщить в качестве доказательств заключения специалистов, допросить специалистов в качестве свидетелей, оценить заключения и допросы специалистов равными заключениям и допросам экспертов доказательствами, обусловлен фундаментальным несоответствием ст.74 ч.2 п.3-3.1, 80, 204 УПК РФ нормам Конституции РФ, защитой была подана жалоба в Конституционный Суд РФ.

Конституционный Суд в определении от * * * года No* (Приложение №6) по жалобе в интересах Л. подтвердил полное соответствие п.3, 3.1 ч.2 ст.74, ст.80 и 204 УПК РФ Конституции РФ и указал: « … Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что гражданин не вправе по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру осуществления данного права – применительно к отдельным видам судопроизводства они определяются Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными и федеральными законами (определения от 13 января 2000 года No 6-О, от 8 апреля 2004 года No 151-О и др.). Так, согласно статье 1 УПК Российской Федерации порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается этим Кодексом, является обязательным для Судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства, в том числе при назначении и производстве судебных экспертиз.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает, что обвиняемый имеет право представлять, а его защитник – также собирать доказательства; защитник вправе привлекать специалиста в соответствии со статьей 58 этого Кодекса (пункт 4 части четвертой статьи 47, пункты 2 и 3 части первой статьи 53 и часть третья статьи 86). Специалист как лицо, обладающее специальными знаниями, привлекается к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном этим Кодексом, в том числе его статьями 58, 164, 168 и 270, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. При этом специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза (пункт 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года No28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»).
Подозреваемый, обвиняемый, его защитник при назначении и производстве судебной экспертизы вправе знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту, присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту, знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта, ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы (статьи 46, 47, 53, 195, 198 и 205–207 УПК Российской Федерации).
Подозреваемому, обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (часть вторая статьи 159 УПК Российской Федерации). По смыслу содержащихся в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации нормативных предписаний в их взаимосвязи с положениями статей 45, 46 (часть 1), 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, такой отказ возможен лишь в 4 случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, когда доказательство, как не соответствующее требованиям закона, является недопустимым либо когда обстоятельства, которые призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства оказывается с позиций принципа разумности избыточным; принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года No 467-О, от 29 сентября 2011 года No 1189-О-О, от 25 января 2012 года No 173-О-О, от 21 мая 2015 года No 1128-О, от 16 июля 2015 года No 1569-О, от 22 декабря 2015 года No 2757-О и др.).
Пункты 3 и 3.1 части второй статьи 74 УПК Российской Федерации предусматривают, что в качестве доказательств в уголовном процессе допускаются заключение и показания эксперта, а также заключение и показания специалиста. Положения статьи 80 этого Кодекса определяют заключение эксперта и его показания (части первая и вторая), а также заключение специалиста и его показания (части третья и четвертая). Статья 204 УПК Российской Федерации устанавливает требования к содержанию заключения эксперта.
Данные нормы не ограничивают право стороны защиты на участие в доказывании, в том числе на представление заключений специалиста и ходатайств о его допросе (части вторая и третья статьи 86, статьи 119–122, 244 и 271 УПК Российской Федерации), и не определяют правила оценки доказательств. При этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела (часть первая статьи 88 УПК Российской Федерации); в основу обвинительного Приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения в их достоверности и допустимости; неустранимые сомнения в виновности лица, возникающие при оценке с точки зрения допустимости и достоверности доказательств, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны истолковываться в пользу обвиняемого (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2008 года No 514-О-О, от 23 апреля 2013 года No 495-О, от 17 июня 2013 года No 1003-О и др.).
Таким образом, оспариваемые законоположения не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя…»

Конституционный Суд Российской Федерации в разъяснениях к решениям неоднократно указывал: « … Юридическим последствием решения Конституционного Суда Российской Федерации, которым выявляется конституционно-правовой смысл нормы, является прекращение ее действия (а значит, и применения) в неконституционном истолковании и, следовательно, утрата ею силы на будущее время в любом ином, расходящемся с выявленным конституционно-правовым смыслом, допускавшемся ранее понимании. Это означает, что такая норма – по общему правилу, вытекающему из частей первой и третьей статьи 79 Федерального конституционного закона, с момента вступления решения Конституционного Суда Российской Федерации в силу не должна толковаться каким-либо иным образом и применяться в каком-либо ином смысле.
Контроль за действиями правоприменителей, то есть, проверка законности и обоснованности правоприменительных решений, правильности применения и истолкования законов при разрешении конкретных дел, в том числе на предмет учета правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации в и связи с неисполнением его решений, а также восстановление прав гражданина в случае применения закона вопреки сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позиции осуществляет на основании и в порядке, установленном нормами уголовно процессуального закона (УПК Российской Федерации), в соответствии с которыми возможно обжалование всех решений, и в те вышестоящие инстанции, которые указаны этим законом, и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона, не входит … »

Вопреки позиции Конституционного Суда РФ, подтвержденной Определением от * * * года No*, ни Судебная коллегия *** областного Суда, ни Президиум **** областного Суда, ни Судебная коллегия Верховного Суда РФ не усмотрели при вынесении Приговора нарушение ст.74 ч.2 п.3-3.1, 80, 204 УПК РФ. Это безусловно повлияло на законность и обоснованность Приговора.

Конституционный Суд РФ в Определении от ** * * года No* по жалобе Л. указал конституционно – правовой смысл ст.74 ч.2 п.3-3.1, 80, 204 УПК РФ. Применение норм статей в выявленном конституционно-правовом смысле соответствует Конституции РФ. Другое применение и понимание безусловно будет нарушать Конституцию РФ и конституционные права заявителя. При вынесении Приговора в отношении И. ст.74 ч.2 п.3-3.1, 80, 204 УПК РФ применены в ином допущенном Судом понимании, расходящемся с выявленным конституционно-правовым смыслом, в каком с момента вступления в силу решения Конституционного Суда РФ не должна толковаться и применяться. Это, в соответствии со ст.413 ч.4 п.1 УПК РФ может являться новыми обстоятельствами, является существенными нарушениями уголовно и уголовно – процессуального закона и прямо нарушает положения ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»:

– ст.6. – Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации
Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

ст.79. – Юридическая сила решения
Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию.
Иные решения Конституционного Суда Российской Федерации вступают в силу со дня их принятия.
Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
Решения Судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.
Позиция Конституционного Суда Российской Федерации относительно того, соответствует ли Конституции Российской Федерации смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе в постановлении по делу о проверке по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, или о проверке по запросу суда конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

– ст.81. – Последствия неисполнения решения
Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет ответственность, установленную федеральным законом.

Данное обстоятельство Судами не принято во внимание.

7. Судами 1-ой и апелляционной инстанции при рассмотрении дела были допущены грубые нарушения фундаментальных норм ст.1 УПК РФ. Применив нормы ст.207, 283 ч.4 УПК РФ вопреки конституционно-правовому смыслу, не назначил по собственной инициативе и отказал защите в удовлетворении ходатайств о назначении повторных и дополнительных экспертиз, что существенно повлияло на законность, обоснованность и справедливость Приговора.

Суд в Приговоре указал: « … Вина подсудимых подтверждается также письменными материалами дела, исследованными Судом.
Заключением эксперта № * \т.* л.д. *\ …
Актами судебно-медицинского исследования \т.* л.д. *\ …
Заключением эксперта \т.* л.д. *\ … »
(Приложение №1 – Приговор Суда, лист *, стр.*)

Представленные стороной обвинения экспертизы и исследования имели ряд неустраненных сомнений в виновности Л. по ст.111 ч.4 УК РФ и противоречий. Для установлении обстоятельств виновности или невиновности, устранения сомнений и противоречий, защитой были направлены запросы в экспертные учреждения для получения заключения специалистов.

Защитой в Судах 1-ой и апелляционной инстанции были получены и предоставлены заключения следующих специалистов:

1). Заключение специалиста АНО «*****» П. по вопросам: соответствует ли требованиям методики судебной медико-криминалистической экспертизы заключение эксперта по идентификации черепа и фотокарточки В., обоснованы ли выводы?
(л.д. *, том *)

2). Заключение специалистов ЦЭЗ «***» А. и И. по идентификации черепа по фотографии, по молекулярно-геномной экспертизе.
(л.д. *, том *)

Допрошенный в суде 1-ой инстанции специалист Д. подтвердил выводы указанные в заключении специалиста.
(Протокол судебного заседания от *.*.*; л.д.*, том *)

3). Заключение специалиста В. по идентификации черепа и фотоснимка. Выводы специалист В. подтвердил в ходе допроса в судебном заседании суда апелляционной инстанции.
(Протокол судебного заседания от *.*.*, л.д. *, том *)

4). Заключение специалиста Л. по молекулярно – геномной экспертизе.
(л.д.*, том *)

5). Заключение врача эпилептолога В. по причине смерти от эпилепсии.
(л.д.*, том *; Приговор Суда, лист *, стр. *)

Суды 1-ой и апелляционной инстанций, абсолютно не приняли во внимание, что заключения специалистов полностью опровергают выводы экспертов по идентификации личности посредством фотосовмещения черепа с фотоснимком и по исследованию ДНК. Суд сгладил противоречия между заключениями экспертов и заключениями специалистов, отказывая защите в удовлетворении ходатайств о приобщении в качестве доказательств заключений специалистов и допросе специалистов, по принципу: нет доказательства – нет противоречия. О чем написано в п.6 данной жалобы. Защита считала и считает, что были достаточные основания для назначения и проведения дополнительных и повторных судебных экспертиз.
В соответствии с п.13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 года №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» в соответствии с ч.1 ст.207 УПК РФ основаниями для проведения дополнительной экспертизы, поручаемой тому же или другому эксперту, являются недостаточная ясность или полнота заключения эксперта либо возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела.
Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объектов, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу.
Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов.

В соответствии с п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 года №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» согласно ч.2 ст.207 УПК РФ при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или при наличии противоречий в выводах экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.
Необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования.

В соответствии с п.24 ч.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 года №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» суд апелляционной инстанции вправе назначить судебную экспертизу, в том числе дополнительную и повторную (ч.5 ст.365 УПК РФ).

Однако, данные экспертизы (дополнительные и повторные), могущие устранить противоречия, назначены Судами не были.

Защита заявляла ходатайства о проведении дополнительных и повторных экспертиз:

– Ходатайство о назначении экспертизы ДНК по костным останкам и черепу.
(л.д.*, том *)

– Ходатайство о назначении судебно-медицинской экспертизы.
(л.д.*, том *)

– Ходатайство о назначении повторной молекулярно-генетической экспертизы.
(л.д.*, том *)

– Ходатайство о назначении повторной судебной медико-криминалистической экспертизы.
(л.д.*, том *)

– Ходатайство о назначении судебной молекулярно-генетической экспертизы.
(л.д.*, том *)

– Ходатайство о назначении повторной молекулярно-генетической экспертизы.
(л.д.*, том *)

– Ходатайство о назначении повторной судебной медико-криминалистической экспертизы.
(л.д.*, том *)

Заключения и допросы специалистов вызывали обоснованные сомнения в результатах экспертиз, вызывали дополнительные вопросы (образуют ли изъятые кости целый человеческий скелет, если нет, то каких костей не хватает? одному человеку или нескольким принадлежат останки? поскольку не установлена причина смерти, не может ли являться ею – «передозировка» наркотическими средствами?), но Суд отказал в удовлетворении всех!!! ходатайств защиты о проведении дополнительных и повторных экспертиз.

Предполагая, что нарушающий право на защиту Л. отказ Судов удовлетворить ходатайства о назначении повторных и дополнительных экспертиз обусловлен фундаментальным несоответствием ст.207 и ч.4 ст.283 УПК РФ нормам Конституции РФ, защитой была подана жалоба в Конституционный Суд РФ.

Конституционный Суд в определении от * * * года No* по жалобе в интересах А. подтвердил полное соответствие ст.207 и ч.4 ст.283 УПК РФ Конституции РФ и указал: « … Оспариваемые А. положения Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации прямо закрепляют, что при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту (часть первая статьи 207); в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту (часть вторая статьи 207); суд по ходатайству сторон либо по собственной инициативе назначает повторную либо дополнительную судебную экспертизу при наличии противоречий между заключениями экспертов, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допроса экспертов (часть четвертая статьи 283). Названные нормы неопределенности в указанном заявителем аспекте не содержат, а потому не могут расцениваться как нарушающие его права …»

Конституционный суд Российской Федерации в разъяснениях к решениям неоднократно указывал: « … Юридическим последствием решения Конституционного Суда Российской Федерации, которым выявляется конституционно-правовой смысл нормы, является прекращение ее действия (а значит, и применения) в неконституционном истолковании и, следовательно, утрата ею силы на будущее время в любом ином, расходящемся с выявленным конституционно-правовым смыслом, допускавшемся ранее понимании. Это означает, что такая норма – по общему правилу, вытекающему из частей первой и третьей статьи 79 Федерального конституционного закона, с момента вступления решения Конституционного Суда Российской Федерации в силу не должна толковаться каким-либо иным образом и применяться в каком-либо ином смысле.
Контроль за действиями правоприменителей, то ость, проверка законности и обоснованности правоприменительных решений, правильности применения и истолкования законов при разрешении конкретных дел, в том числе на предмет учета правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации в и связи с неисполнением его решений, а также восстановление прав гражданина в случае применения закона вопреки сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позиции осуществляет на основании и в порядке, установленном нормами уголовно процессуального закона (УПК Российской Федерации), в соответствии с которыми возможно обжалование всех решений, и в те вышестоящие инстанции, которые указаны этим законом, и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона, не входит … »

Вопреки позиции Конституционного Суда РФ, подтвержденной Определением от * * * года No*, ни Судебная коллегия **** областного Суда, ни Президиум **** областного Суда, ни Судебная коллегия Верховного Суда РФ не усмотрели при вынесении Приговора нарушение ст.207 и ч.4 ст.283 УПК РФ. Это безусловно повлияло на законность и обоснованность Приговора.

Конституционный Суд РФ в Определении от * * * года No* по жалобе Л. указал конституционно – правовой смысл ст.207 и ч.4 ст.283 УПК РФ. Применение норм статей в выявленном конституционно-правовом смысле соответствует Конституции РФ. Другое применение и понимание безусловно будет нарушать Конституцию РФ и конституционные права заявителя. При вынесении Приговора в отношении А. ст.74 ч.2 п.3-3.1, 80, 204 УПК РФ применены в ином допущенным Судом понимании, расходящемся с выявленным конституционно – правовым смыслом, в каком с момента вступления в силу решения Конституционного Суда РФ не должны толковаться и применяться. Это, в соответствии со ст.413 ч.4 п.1 УПК РФ может являться новыми обстоятельствами, является существенными нарушениями уголовно и уголовно – процессуального закона и прямо нарушает положения ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»:

– ст.6. – Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации
Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

ст.79. – Юридическая сила решения
Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию.
Иные решения Конституционного Суда Российской Федерации вступают в силу со дня их принятия.
Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
Решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.
Позиция Конституционного Суда Российской Федерации относительно того, соответствует ли Конституции Российской Федерации смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе в постановлении по делу о проверке по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, или о проверке по запросу суда конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

– ст.81. – Последствия неисполнения решения
Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет ответственность, установленную федеральным законом.

Данное обстоятельство Судами не принято во внимание.

8. С целью всестороннего и объективного рассмотрения настоящей жалобы дополнительно прикладываю:

Копия жалобы в Конституционный Суд РФ №* от *.*.* года. (Приложение №5)
Копия жалобы в Конституционный Суд РФ №* от *.*.* года. (Приложение №7)
Копия жалобы в Конституционный Суд РФ №* от *.*.* года. (Приложение №9)

на основании главы 48.1 УПК РФ

ПРОШУ:

Обеспечить доступ к правосудию, гарантированный ст.47 ч.1, ст.52 Конституции РФ, так как советники, консультанты, помощники судей, специалисты не являются субъектами уголовно-процессуальной деятельности и не наделены правами принимать каких-либо самостоятельных решений в отношении обращений граждан.

Принять данную жалобу к рассмотрению.

Возбудить надзорное производство по данной жалобе.

Истребовать уголовное дело по обвинению Л. по ст.111 ч.4 УК РФ.

Отменить Постановление Судьи Верховного Суда РФ от *.*.* года по делу №*.

Принять решение о переквалификации действий Л. на менее тяжкую статью и снижении срока наказания или возобновить производство по делу в связи с новыми обстоятельствами в порядке ст.413 ч.4 п.1 УПК РФ.

О принятом решении уведомить заявителя в установленный законом срок.

Приложение:
1). Копия Приговора **** районного суда г. **** от *.*.* года.

2). Копия апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам **** областного суда от *.*.* года.

3). Копия Постановления Судьи ****** областного Суда об отказе в передаче кассационной жалобы к рассмотрению в судебном заседании суда кассационной инстанции от *.*.* года.

4). Копия Постановления Судьи Верховного Суда РФ об отказе в передаче кассационной жалобы к рассмотрению в судебном заседании суда кассационной инстанции от *.*.* года.

5). Копия жалобы в Конституционный Суд РФ №* от *.*.* года.

6). Копия Определения Конституционного Суда РФ No* от *.*.* года.

7). Копия жалобы в Конституционный Суд РФ №* от *.*.* года.

8). Копия Определения Конституционного Суда РФ No* от *.*.* года.

9). Копия жалобы в Конституционный Суд РФ №* от *.*.* года.

10). Копия Определения Конституционного Суда РФ No* от *.*.* года.

11). Адвокатский ордер.

Осужденный                                     А.
« **» ** **** г.

Поддерживаю жалобу Л.: Адвокат И.

Besplatnaya yuridicheskaya konsultatsiya - Надзорная жалоба председателю Верховного суда - финал защиты.

Просмотров: 14

Надзорная жалоба председателю Верховного суда – финал защиты.: 3 комментария

  • 21.09.2019 в 13:45
    Permalink

    Предприниматель Асауленко Валерий Николаевич окажет следующие виды услуг:

    Юридические услуги:

    – Написание жалоб, претензий, исковых заявлений, кассационных, надзорных, апелляционных жалоб

    – Составление договоров, Проверка вашего договора на юридическую чистоту

    – Консультации (по телефону бесплатно)

    Риэлторские услуги:

    – Сопровождение сделок с недвижимостью

    – Поиск объекта для покупки

    – Поиск покупателя на вашу недвижимость

    Юридические и Риэлторские услуги. Асауленко Валерий Николаевич

    Ответ
  • 08.06.2019 в 13:59
    Permalink

    Опытный адвокат Споры о разделе имущества Москва

    Сложные уголовные гражданские дела на всех стадиях рассмотрения
    Почетный адвокат России
    Споры о наследстве, разделе имущества, недвижимости, земельных участках
    Развод без участия сторон
    Возврат долгов
    ДТП
    Сопровождение сделок с недвижимостью

    Опытный адвокат в Москве. Почетный адвокат России. Звоните +7 (499) 110-38-23 !

    Ответ
  • 31.05.2019 в 23:17
    Permalink

    “Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации” от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 01.04.2019, с изм. от 17.04.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.04.2019)

    УПК РФ Глава 48.1. ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ
    (введена Федеральным законом от 29.12.2010 N 433-ФЗ)

    Статья 412.1. Пересмотр судебных решений в порядке надзора
    Статья 412.2. Порядок подачи надзорных жалобы, представления
    Статья 412.3. Содержание надзорных жалобы, представления
    Статья 412.4. Возвращение надзорных жалобы, представления без рассмотрения по существу
    Статья 412.5. Рассмотрение надзорных жалобы, представления
    Статья 412.6. Сроки рассмотрения надзорных жалобы, представления
    Статья 412.7. Постановление об отказе в передаче надзорных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации
    Статья 412.8. Постановление о передаче надзорных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации
    Статья 412.9. Основания отмены или изменения судебных решений в порядке надзора
    Статья 412.10. Порядок и срок рассмотрения уголовного дела по надзорным жалобе, представлению в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации
    Статья 412.11. Полномочия Президиума Верховного Суда Российской Федерации при пересмотре судебных решений в порядке надзора
    Статья 412.12. Пределы прав Президиума Верховного Суда Российской Федерации
    Статья 412.13. Вступление в законную силу постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *